суббота, 14 мая 2022 г.

Памяти Виктора

Бывают новости плохие. Бывают очень плохие. Бывают просто ужасные, и в наше время больших перемен таких достаточно. А бывают такие, которые бьют как обухом по голове, оставляя вмятины надолго. Эта новость для меня лично была как раз из таких, хотя она уже, в общем, и не новость вовсе. 

Здравствуй, Сергей! Пишет Катя. У нас очень грустная новость. Вити больше с нами нет . После 20 дней в реанимации с пневмонией он нас покинул 23 03.

Это сообщение я получил ещё в апреле месяце от супруги Виктора Пастухова Кати. Я очень долго укладывал эту информацию в голове, и долго вообще сомневался, писать ли про это своём блоге. Всё-таки решился. Не сказать, что мы с Виктором были очень близкими друзьями, но этот человек имел ключевое значение для формирования моего мира после 2010 года, когда для меня изменилось многое. Да и в этом блоге он, казалось, ещё на днях оставлял свои комментарии.


С Виктором я познакомился в 2011 году, когда после первой самостоятельной вылазки в экзотические страны, я начал задумываться над воплощением мечты своих подростковых лет, поездкой в Бразилию.

«Есть такой сайт, Турбина», - советовала мне Лидка Кремнёва. «Зайди, там на форуме есть такой мужик под ником Бразиловед. Поспрашивай его, он в Бразилии шарит». Да, именно на Турбине, как бы ни Виктор, ни я к этому сайту ни относились, мы и познакомились. Сейчас заглянул на форум Турбины, а эта тема ещё жива, хоть и уже закрыта за давностью лет. Потом же кто-то ещё, не помню уже где, тоже рекомендовал мне Виктора, как «Человека, искренне влюблённого в Бразилию, и знающего её досконально». Возможно, именно эта влюблённость в страну Бразилию сблизила нас по жизни. Хотя моя влюблённость носила сперва чисто подростково-платонический характер, в то время как у Виктора Бразилия была выстрадана на тропах собственной биографии.

Сам Виктор происходил из аэрокосмической столицы России, Самары. В Самаре на тот момент я ещё не побывал, но из Самары был мой сосед по комнате в Пущино Антон, так что заочно город был мне близок. Виктора тоже побросала по жизни научно-образовательная стезя. После Куйбышевского университета он учился в аспирантуре в Москве, кажется, как раз по авиационной тематике, ну а в начале лихих девяностых, как и многие молодые научно-технические кадры оказался на обочине. Кто-то помнит, как это было: молодого взять на работу нельзя, потому что все места заняты стариками. А их нельзя уволить, потому что им надо кормить безработных детей. Как это часто бывало в те годы, Виктор решил попытать счастье за границей. Кормные места в Европы были очень ограничены, японцы, вроде, проявили интерес, но до дела так и не дошло, зато всерьёз обратили внимание бразильцы. Уезжать, конечно, было страшновато, но Пастуховы как раз были в том возрасте, когда дети ещё достаточны малы, чтобы быстро освоиться в новой стране, а их родители – ещё не очень стары, чтобы нуждаться в сыновьей опоре. Так они и уехали в долину Параибы.

Леандро, которому я рассказал про Виктора, выразил недоумение, что он, мол не может себе представить, с чего бы человеку из России ехать жить в какую-то Бразилию. Ну, вот есть, к сожалению, в бразильцах (особенно в бразильской интеллигенции) некий комплекс национальной неполноценности, не знаю уж, врождённый или наведённый специально. А ведь страна то не такая уже бедная и весьма интересная. Пастуховы вполне смогли обосноваться на новом месте. Жили сперва в Гуаратингете, потом переехали в Таубате. Виктор сменил кучу работ, одно время работал на авиационный гигант Эмбраер, преподавал во всех вузах Таубате, а последние лет семь – в инженерной школе Лорены. Тут выросли его дети, и если старшая Татьяна ещё свободно общается и на русском, и на португальском, то младший Андрей уже явно относится скорее к бразильской культуре, русский язык для него уже чужеват. Внуки же по-русски уже практически и не говорят, что обычно бывает в семьях эмигрантов. При этом, не сказать, что Пастуховы оторвались от России, практически каждый год проводя отпуска в поездках по родной стране. Ну а бразильское свободное время активный и спортивный Виктор проводил, исследуя Бразилию, которая славна не только кофе, футболом и карнавалами, а попутно посетив и множество соседних стран: Боливию, Перу, Аргентину, Чили, Уругвай и Колумбию. Для меня было даже удивительным, что в солнечной Бразилии есть уголки, где он ещё не побывал, хотя, конечно, Бразилия огромна, и каждый её штат – это фактически целая страна.

Виктор всегда был ценным источником информации по Южной Америке, если он даже что-то не знал, он всегда точно знал, где это возможно посмотреть. Этой уверенности, в том, как надо планировать свои поездки, я научился во многом от него.

Естественно, в первую же поездку я побывал у него дома в «Саду гортензий» (так называется их коттеджный посёлок в Таубате). Первый раз, в промежутке между водопадами Игуасу и Рио де Жанейро. У него тогда гостили ещё какие-то знакомые по авиационной тематике. Вообще дом Пастуховых, сперва один, потом другой, служил базой для исследования Бразилии не для меня одного, но для целого ряда товарищей. Написав ему, например из Мексики, можно было получить ответ «А у меня как раз одна дама с форумов гостит. Отправил её самолётом на Игуасу». Или сам Виктор показывал мне мотоцикл, оставленный у него одной барышней из Питера, которая приехала на нём из Колумбии. С этим мотоциклом целая история была. Сколько народа прошло через эти дома, я даже оценить не возьмусь. При этом Виктор помогал путешественникам абсолютно бескорыстно. Часто экспаты, живущие за рубежом, используют туристов с родины в качестве источника доходов. Виктор же встречал в аэропорту и селил в своём доме абсолютно бесплатно.

У Виктора был не самый простой характер, но он был человек достаточно открытый и коммуникабельный. Разочаровавшись в Турбине, явно начавшей перекос в коммерцию, и в форуме Винского, превратившемся в понтодром, Виктор пытался создать собственный ресурс для самостоятельных путешественников. Я, честно говоря, к этой попытке относился скептически: уж больно много таких клубов сейчас существует, как и виртуального, так и вполне реального свойства, и создать что-то новое на этой стезе практически невозможно. Но Виктор стоически пытался, чем только усиливал моё уважение.

И вот пришёл ковид. В 2020 году мой отпуск привёл меня не в Америку, и не в Азию, а в республиканскую инфекционную больницу. Какие уж тут путешествия… Ковид бушевал больше года, и вроде, после начал массовой вакцинации начал стихать. И вот опять я в Бразилии, и Виктор встречает меня в аэропорту Гуарульюс, а на следующий день мы едем в Кампус ду Жордан, а потом в Паранапиакабу. И опять за привезённым из России чаем (ибо чай в Бразилии очень неважный) мы строим планы на будущее. Я рассказываю Виктору про полуостров Юкатан, а он показывает свои намётки по поездке в национальный парк Шапада Дамантина. А ещё Андрей, который учился в Ору Прету на горного инженера, заключил контракт на работу в Амазонии, в штате Пара, и Виктор уже собирается к нему поехать. А летом – в Россию, и непременно заехать в Петрозаводск, хотя бы на денька три. Казалось, эпидемия уже почти закончена, и ковид, с которым Виктор не пересёкся в предыдущие годы, уже никак не может помешать…

Теперь, увы, этим планам не суждено исполниться. Виктор так и не поедет ни на Юкатан, ни в Карелию. А я, если и попаду в Шапада Диамантина, то только сам.

А рукотворным памятником самому Виктору остался его сайт. Пожалуй, самый информативный и практичный сайт о Бразилии на русском языке. Жалко, что больше этот сайт не будет пополняться.

Вечная память Путешественнику.

2 комментария:

  1. Как жаль, что уходят такие замечательные люди.
    Я виртуально была знакома с Виктором через Ваш блог.
    Он был замечательным человеком.
    Пусть покоится с миром.
    Соболезнования родным и близким.

    ОтветитьУдалить