вторник, 15 марта 2022 г.

Серру

Городок Серру затерялся (на сей раз этот эпитет вполне употребим) в горах Минас Жерайс примерно в 160 километрах к северо-востоку от Белу Оризонти и в 45 километрах на юго-восток от Димантины. От столичного региона он отделён горным хребтом Серра ду Сипо, и крупных дорог мимо него не проходит. Как нет тут и огромного числа туристов, особенно иностранных. Впрочем, что уж говорить, когда иностранцев почти нету и в имеющей статус памятника Всемирного Наследия Диамантине. В путеводителе «Лонли Плэнет» про Серру мелким шрифтом выражено сожаление, что туристический статус города не соответствует его потенциалу, и именно это сожаление и привело к тому, что данный пункт возник в моём маршруте, и после Диамантины я, наконец, направился осмотреть что-то совсем для себя новое, о чём не пожалел. Серру, безусловно, занял своё место в моей душе среди россыпи колониальных городов Минейры.

Возникновение Серру, как и других его колониальных собратьев, относится к началу XVIII века, когда в землях, имеющих индейское имя Ивитуруи, был основан лагерь бандейранте. «Ивитуруи» в переводе с тупи обозначает «Ветер холодного холма», ну а сам лагерь получил длинное португальское имя Арраял ду Рибейрон дас Минас ди Санту Антониу ду Бом Ретиро де Серру ду Фриу, в конце которого виден всё тот же «холодный холм», точнее, гряда холмов, ибо слово serro дословно переводится с португальского, как пила. Лагерь достаточно быстро превратился в деревню, которая с 1714 года получила название Вила ду Принсипи, в честь какого-то принца, подозреваю, что всё того же Жозе, в честь которого изначально был назван Тирадентис. К 1720 году деревня была центром огромного региона Серру Фриу, покрывавшего, значительный кусок Минас Жерайс. Важным для Серру Фриу моментом оказалось то, что, кроме золота, тут были найдены месторождения алмазов, крупнейшим из которых был уже знакомый нам Тижуку, впоследствии превратившийся в Диамантину. Но даже превосходя по своему экономическому значению Вила ду Принсипи, Диамантина была подчинена Серру административно. Кроме золотых приисков, в Вила ду Принсипи был основан литейный дом, в который доставлялось золото со всего региона.


Золотых копей Серру Фриу, впрочем, также хватило всего где-то лет на сто. В начале XIX века город начал погружаться в провинциальную дрёму. Побывавший в 1817 году в поселении французский натуралист Огюст де Сент Илер описывал его так: «Вила-ду-Принсипи включает около 700 домов и население от 2500 до 3000 человек. Он занимает удлиненный изогнутый холм, и дома, утопающие в садах, рассыпаны по нему амфитеатром, его разбросанные церкви образуют ансамбль с весьма приятным видом, который можно рассмотреть с близлежащих возвышенностей… Здесь есть два постоялых двора и около 15 торговых домов, почти все товары импортированы из Англии… В деревне не было фонтанов, и водоснабжение осуществляли рабы, приносившие из ручья в долине бочки с водой. Здесь не было никаких увеселительных заведений, и единственной забавой была охота на оленя, обычная практика в этом регионе».

Впрочем, статус регионального центра привёл к тому, что в первой половине XIX века Вила стала родиной целого ряда известных местных политиков и юристов, самым известным из которых является Теофилу Оттони. В 1838 году Серру получил статус города и своё текущее имя. Впрочем, значение его продолжало падать. Городок не нашёл второго дыхания в сельскохозяйственной, промышленной или коммерческой деятельности, сюда так и не была проведена железная дорога, и он просто погрузился в сон в горах Серра ду Эспиньясу. Как это часто бывает, это и помогло ему сохраниться в первозданном виде, и даже обеспечило его уникальность. Именно Серру оказался первым городом всей Бразилии, получившим в 1938 году статус исторического города IPHAN, опередив в этом такие признанные жемчужины, как Салвадор, Ору Прету или Олинда. Почему так получилось, я сказать не могу. Но что город своё место в списке исторических памятников вполне оправдывает, это точно. Удивительнее, что при этом на памятник Всемирного Наследия ЮНЕСКО его почему-то не выдвигают. 

Сейчас в Серру около двадцати тысяч жителей. Городок известен производством местного сыра и пытается раскрутиться, как местный туристический центр, хотя монстрам типа Тирадентиса или Ору Прету пока заметно уступает. Но потенциал у него неплохой: кроме сыра и исторического ландшафта, который мы сейчас будем рассматривать, в окрестностях есть около сотни водопадов, горный заповедник Пику да Итамбе и отдалённые районы, связанные с добычей драгоценных камней.


В транспортном плане Серру до сих пор весьма изолирован. Автодороги региона помаленьку улучшаются, но крупные автобусные компании сюда не ездят. С Белу Оризонти Серру соединяет местная одноимённая компания, ну а я приехал сюда небольшим местным автобусом из Диамантины. Впрочем, оказалось, что автостанция в Серру всё же новая (на спутниковых снимках 2017 года её ещё нет), и расположена не там, где была показана на карте, а на окраине, возле проходящей под южным склоном холма автотрассе, в районе западного предместья, где я, собственно, и жил. Слева под склоном видно крышу новой автостанции, ну а справа – довольно архаично выглядящая улица, по которой я и приехал.


Чей портрет украшает новую автостанцию Серру, мне пока установить не удалось. А вот надпись “Terra do queijo”, «Земля сыра» я оценил.


Западная часть города построена относительно недавно, и не столь интересна, но и тут есть примечательные здания. Вот это, например, местный Форум. Судя по решёткам на окнах первого этажа, наличие в нём тюрьмы выглядит вполне вероятным.


Продолжив движение по улице, идущей по гребню гряды холмов на восток от автостанции и Форума, мы попадаем на развилку. Дорога вниз уведёт нас в исторический центр города. Но я рекомендую сперва подняться наверх, к стоящий на вершинке церкви Святой Риты. Церковь одна из самых старых в Серру. Год её основания точно не известен, но по документам известно, что в 1745 году она уже была.


Ну а главное в ней – это как раз вид на тот самый упомянутый Сент Илером амфитеатр центра города. Вот тут и есть одна их тех самых возвышенностей, с которых город приятно рассмотреть. К центру от Санта Риты сбегает лестница, обсаженная аккуратно подстриженными кустами.


Эта лестница, вместе с самой Санта Ритой является, пожалуй, главным символом Серру. Без её вида в рассказе о Серру так же нельзя обойтись, как в рассказе о Париже без Эйфелевой башни.


Лестница сбегает к уютной площади с кафешками, скамеечками и пальмами. Площадь носит имя Жуан Пиньейру и является, по сути, главной в Серру.



Здание префектуры, стоящее на ней. В первый же день я обратил внимание на очередь людей, которые стоят на «ковидной» дистанции друг тот друга. Я сперва подумал, что люди стоят в здание префектуры, но нет. Они стояли в банки, расположенные дальше по улице. Зачем, я так и не установил. Подобное я потом видел в Мариане. Виктор предположил, что возможно, это очередь за выплатами для перенесших ковид. Возможно. Факт то, что в очереди видны люди разного возраста и социального статуса.


На пригорке – одна из действующих церквей, церковь Богоматери с горы Кармель.


Церковь построена в 1767-1781 годах, сейчас служит одним из украшений главной площади городка.


Также на площади довольно много памятников, точнее, бюстов, вероятно, как раз местным уроженцам, вошедшим в бразильский политикум.

Собственно, из них я знал только одного. Причём знал очень давно, можно сказать, с детства. Ибо у меня дома хранилась открытка, полученная прадедом-эсперантистом в 1902 году от бразильца по имени Фернанду Монтенегру, проживавшего в Рио на улице Теофилу Оттони. Вот он, этот самый Оттони. Родился в Серру (точнее, в Вила ду Принсипи) в 1807 году, во времена короля Педру I был журналистом, издавал оппозиционную газету A Sentinela de Serro. В 1842 году возглавлял беспорядки, носящие ныне название «Революция 1842 года». В Минас Жерайс тогда было собственное революционное правительство, размещавшееся во всем известной Барбасене. Роялисты восстание довольно быстро разгромили, но уже в 1844 году Оттони был амнистирован и продолжал курс на строительство в Бразилии республики. На митингах часто размахивал белым платком, этот жест стал символическим для бразильских либералов. В 1860 годах был сенатором. Кроме политической деятельности, вёл и пионерную – с его лёгкой руки в 1850-х годах были направлены экспедиции для освоения территорий на востоке Минас Жерайс, в частности, в долине реки Мукури. Золота и алмазов там, правда, не нашлось, но в долине был основан город, носящий ныне имя Теофилу Отони. Не самое известное место, но Виктор там побывал по пути в Байю.


Я вообще долго не мог понять, сколько у него в фамилии должно было быть «Т». Потом узнал: политика звали Теофилу Оттони, через два «т», а город называется Теофилу Отони. Через одно. Как это получилось, я не знаю.

Ресторан, расположенный на углу площади носит имя «Вила ду Принсипи». Я, правда, обедал в другом, немного попроще.


Ну а на квартал ниже от площади Жуан Пиньеру находится старая автостанция. Сейчас используемая в качестве рынка. Из-за того, что на картах гугля она до сих пор она отмечена как “rodoviaria”, пошли прахом мои наметки по поиску гостиницы, ибо я был уверен, что автобус привезёт меня сюда. А привёз почти на километр западнее, да ещё по другую сторону хребта. Так что гостиниц пришлось искать методом тыка.


Ну а вокруг автовокзала, как всегда, что-то есть. Жаль, когда я сюда наконец дошёл, я уже поселился в другом месте, поближе к новому автовокзалу.


А на поузаде объявление – продаётся сыр. Не знаю, 20 реал – это за килограмм или целую головку, но 260 рублей это дёшево в любом случае. Жалко, довезти его до России никаких шансов не было.


Сыр тут можно купить везде, только в центре несколько магазинов, специализирующихся на сырах. Минас Жерайс вообще славится своими сырами, производство которых тут началось с XVIII века по португальским рецептам, ну а сыры Серру сейчас являются патентованной национальной торговой маркой и одними из главных, наряду с сырами из Канастры и Серра ду Салитре, Купить сыры Серру можно не только в Серру, но и в других городах: в Диамантине и Белу Оризонти точно. И надо сказать, продукт отменный: выставляемые в нашей гостинице за завтраком головки весьма быстро таяли. Я и сам с удовольствием подходил отрезать добавки.


Продолжим спуск с холма в долину.


Здесь, за небольшим ручьём (видимо, тем самым откуда негры приносили в бочках воду в дома своих хозяев) стоит небольшое поместье, Шакара ду барон.


Оно было построен в XIX веке как резиденция полковника Себастьяна Жозе Феррейры Рабелу (1823-1900), а затем его брата и зятя, Жозе Жоакима, барона Серру (1832-1910), оба были влиятельными политиками с севера Минаса.


На примере дома хорошо видно, в каких условиях жила бразильская знать позапрошлого века. Представителями которой, например, был командор Алмейда, хозяин Изауры.


Во внутреннем дворике имеется небольшой шафарис. Вопреки тому, что писал Сент Илер. Но, во-первых, Сент Илер побывал в Вила ду Принсипи несколько раньше, чем было построено имение барона, а во-вторых, стоит имение внизу, совсем рядом с ручьём.


У входа в поместье установлен вот такой огромный котёл, как памятник основателям первых лагерей на территории Минас Жерайс.


Вид на основную часть города от поместья. Домов, со времён Сент Илера, возможно, и стало побольше, но в целом, ландшафт тот же самый.


Квартал рядом с поместьем занимает большой медицинский городок. Огромная больница носит имя Святой Терезы. Ей же, видимо, посвящена вот эта псевдоготическая церковь. А в корпусе справа, кстати, центр диагностики КОВИД.


А вот и сама святая Тереза. А чей рельеф под скульптурой, не знаю.


Чуть дальше больничного квартала стоит церковь Бом Жезус ди Матозиньюс конца XVIII века. Фасад церкви довольно прост, как и у всех церквей в Серру, а вот интерьер гораздо любопытнее.


Зашёл вовнутрь, перебазарив с пареньком-билетёром, а заодно расписался в книге гостей. Тот бы так впечатлён, что я из России, что даже не взял с меня денег. И да, фотографировать в церкви тоже запрещено, но этот снимок я сделал.


Прямо через дорогу находится местный музей «Каса дус Оттонис», Дом Оттони. Двухэтажны дом был построен в конце XVIII века основателем династии Мануэлем Виейра Оттони. Здесь родились и начали свой путь Теофилу Оттони и его брат Кристиану. Тем не менее, музей посвящён не столько их личностям, сколько истории и быту самого Серру. По музею меня водил очень увлечённый парнишка-экскурсовод по имени Ромулу


Ромулу неважно владел английским, хотя честно пытался, но в итоге на смеси английского, испанского и португальского мы неплохо договорились. Ну а поскольку парень действительно был увлечён бразильской историей и географией, договариваться было проще. Свою экскурсию он иллюстрировал нет только экспонатами музея, но даже видами с окон. Вот, к примеру, вид на ближайшую часть амфитеатра с балкона. В центре кадра сразу бросается в глаза Играже Матрис де Носса Сеньора ди Консепсьон, то бишь собор Зачатия Богородицы. Первая церковь на этом месте возникла ещё до получения лагерем с длинным названием статуса деревни. Ну а данная была построена уже в конце XVIII века, где-то в 1776 году. Сама церковь является знаковой точкой апогея развития города. Более старые дома, расположенные слева от неё (Серру начинался там, на восточном краю) ниже и выглядят скромнее, чем богатые дома справа от собора.


Краткая хронология развития Серру с основания до получения статуса города.


Отдельный зал музея – у деревянных церковных статуй, и тут собраны не только запчасти, как в Диамантине, но и целые жанровые сцены.


В музее полно старинной мебели, в основном, XIX века. Моё внимание привлекла вот эта бутылка. У меня, как у русского, сразу сработал стереотип "бутылка – водка – Менделеев". Но Ромулу меня обломал. Это император Бразилии Дон Педру II.


А вот это оборудование для производства знаменитого сыра из Серру. Шестигранные каменные формы для головок на плоской лохани до рассола, где сыр выдерживался. Головки при этом каждый день надо было переворачивать, чтобы сыр пропитывался рассолом равномернее. Кстати, оказывается, сейчас каменные формы почему-то запрещены. Сыр делают в пластиковых формах.


А ещё у дома Оттони замечательный дворик с садиком, в котором заканчивается экскурсия.


Поднимаемся наверх, к собору.


В соборе побогаче скульптура, а вот роспись несколько попроще.


Вид в обратно направлении, от площадки перед собором на больницу Святой Терезы, церковь Бом Жезус и дом Оттони.


Красивый дом, стоящий на площади рядом с собором. С это стороны он двухэтажный, со стороны склона в нём до четырёх этажей. Это тоже дом барона, но на сей раз барона Диамантины Франсиско Жозе ди Васконселлос Лесса.


Сама площадь называется Ларгу ду Пелуринью, хотя самого пелуринью, то есть позорного столба, как в Мариане или Сан Жуан дел Рей, тут не сохранилось.


Ещё один памятник архитектуры на торговой улице, дом Педру Лессы с фонариками и кованными балконами. Педру Лесса – один из самых знаменитых бразильских юристов, министр Федерального Верховного суда и член Бразильской академии литературы. Странно, но в середине прошлого века дом был заброшен и почти разрушился, отреставрировали его только в 1975-80 годах, и теперь это один самых красивых домов в городе. Нижний этаж отдан под торговлю, сверху, говорят, расположена гостиница.


А в этом пряничном домике есть что-то наше, северное. Видимо, из-за двускатной крыши и причелин.


А вот мы описали полный круг и вышли назад, к площади Жоау Пиньейру.


Сперва кажется, что Санта Рита занимает самое высокое положение в городе. А нет, есть там и точки повыше, откуда на неё открывается вид сверху.


Там тоже стоит храм – готическая часовня Святого Мигела конца XIX века.


Рядом с ней я обнаружил скверик вот с этими двумя скульптурами. Скверик относится к каменорезной фабрике, расположенной за ним, основанной скульптором Жозе Диасом Магальяэнсом, известным просто как Зе Диас. Скульптуры, соответственно, его работы.


Нет, у вас не двоится в глазах. У него действительно четыре глаза и три носа.


А это настоящий burroкрат.


Наконец, самая дальняя часовня в городе – часовня Богоматери из Розария, Носса Сеньора де Розария. Досюда туристы уже почти не доходят, хотя её можно видеть из исторического центра, рассматривая вершины холмов. Впрочем, оказывается, эта часовня является центром местных празднований, происходящих в зимние месяцы.


А вот ночных фоток их Серру не будет. Нет, по городу после захода солнца я гулял, но в первый вечер даже не вынимал штатив из рюкзака, а во второй город наконец накрыл дождь, пришедший в Серру откуда-то с юга. Это один из последних снимков, после которого я буквально побежал в гостиницу есть заранее купленное манго.


Прекрасный город. И удивительный. Именно здесь я себя почувствовал погружённым в жизнь Минас Жерайс, как нигде глубоко. Во-первых, именно тут я, пожалуй, больше всего контактировал с местным населением. Бразильцы вообще контактны и любопытны, как дети, но в Серру это качество особенно обнажается. Во-вторых, Серру всё таки не туристическое место, тут нет сувенирных лавок, гостиницы и рестораны можно пересчитать по пальцам, и обедая в ресторане, можешь быть уверен, что за соседними столиками сидят местные работяги офисные креветки, вырвавшиеся на обеденный перерыв. Серру просто живёт своей жизнью, стоит в очередях за выплатами в банк и покупает в супермаркете свежий хлеб и фрукты. Он не имеет музейного лоска, он настоящий, как старые дома в деревнях Кижского ожерелья. В общем, хотите ощутить Минас, как он есть, приезжайте в Серру.

Ну а мы пока едем дальше.

2 комментария:

  1. Здравствуй, сергей.
    Так странно видеть современные автомобили возле этих ярких декоративных домиков.
    И город практиески на ровном местестоит?
    Я как-то привыкла уже, что все улицы с наклоном - а ут просто идеальные поверхности.
    И вот наконец-то "улица под наклоном".
    Даже обрадовалась.
    Конечно, это всё красота необыкновенная.
    А есть фотографии с внутренним убранством домов, или фотографии еды в ресторанах?
    Хочется уже попасть внутрь)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, ирина.
      У вас, видимо, не грузятся фотографии. На них то видно, на каких склонах стоит Серру.
      Не, с фотографиями интерьеров проблема - внутри, как правило мало света, приходится снимать на высоких ISO, а это сильные шумы, так что с таких фоток особого прока нет. Нужна мощная вспышка, но с ней всё равно в музеях, да и в ресторанах тем боле, снимать не дадут. Так что, увы.

      Удалить