воскресенье, 7 июля 2019 г.

Куршская коса

Конечно, богатая история Калининграда-Кёнигсберга, современные музеи и даже собор с могилой Канта – это всё стоит внимания приезжего. Но вот самая главная достопримечательность в Калининградской области, удостоенная чести быть памятником Всемирного Наследия ЮНЕСКО, лежит в стороне от Калининграда. Это Куршская коса, разделённая между Россией и Литвой. На литовской части косы я когда-то уже побывал. Теперь вот довелось посетить и российскую. Спасибо сотруднице Калининградской станции юннатов (у учреждения есть официально название, но уж шибко казённое, надеюсь, никому мне будет обидно, что я его не воспроизведу) Оле, которая вывезла нас на косу.


С погодой, к сожалению, не очень повезло. Было довольно прохладно, небо было в тучах, и иногда начинал накрапывать дождь. Конечно, всё это негативно сказалось на живописности местности. К тому же, при фотосъёмке из-за недостатка света мне периодически приходилось переключаться в режим плавающей светочувствительности, который я не всегда вспоминал отключать. Из-за этого ряд кадров вышел пересеченным. Ну да российских граждан ничто не остановит. На снимке – русский пикник, бессмысленный и беспощадный )



Сама коса тянется почти на сто километров, из которых половина находится в Калининградской области, а половина – в Литве. Неровная ширина, варьирующая от четырёх километров до четырёхсот метров, отражает её сложное происхождение, связанное, как с трансгрессией земной коры, так и деятельностью волн и даже процессами торфоотложения. Некогда это была просто цепочка островков и отмелей вдоль восточного берега Балтики, к которым прибоем выносило песок. Песок застревал и копился на отмелях, проливы между островками мелели, в них образовывались марши и болота, которые тоже затягивало песком… В итоге цепочка несколько тысяч лет назад слилась в единую косу. Таких кос в восточной Балтике несколько, например, Вислинская в Польше или Балтийская чуть южнее Куршской, но самая крупная и приметная – именно Куршская.


Гидрологическим братом Куршской косы является Куршский же залив, по сути, лиман в устье Немана, разлившейся по восточную сторону косы, наткнувшись на её преграду. Залив мелководен, спокоен и богат рыбой.



Так что местное балтское население объясняло его, а также косы, появление более романтично: песок для косы натаскала в своём переднике добрая великанша Неринга, пожалевшая рыбаков, выходивших на промысел в опасное Балтийское море. Имя Неринги сейчас носит сборный населённый пункт на Литовской стороне косы, а её скульптура стоит в музее при визит-центра национального парка на Российской стороне.


На косу, естественно, обильно возят туристов. Основных пунктов посещения несколько. Во-первых, это хорошо знакомая мне Рыбачинская орнитологическая станция, расположенная, впрочем, довольно далеко от посёлка Рыбачий. Куршская коса, кроме всего прочего, лежит на главной части восточно-балтийского маршрута миграции перелётных птиц, поэтому ещё в немецкие времена, в 1901 году, тут была основана одна из первых орнитологических станций мира, после войны перешедшая под крыло ленинградского зоологического института АН СССР. Именно в советские времена тут были установлены оригинальные гигантские ловушки, названные «рыбачинскими» по имени стационара. Ловушка представляет из себя огромный сетчатый конус с системой сетчатых же кулис, установленных в прибрежных зарослях таким образом, чтобы перепархивающие по зарослям птички могли двигаться только в одном направлении…


…пока не попадут в приёмную камеру на конце конуса, где уже их сачком отлавливают товарищи орнитологи, и загружают в садки.


После их уносят вот в этот вот домик, где кольцуют, взвешивают, обмеривают и выпускают восвояси. Маленькое окошко внизу слева от большого окна – это и есть леток для птиц, откуда они, украшенные кольцами, и возвращаются на волю. Нам, как приблатнённым, позволили даже зайти вовнутрь домика и понаблюдать за процессом. Ведь много лет назад, будучи студентом, я тоже покольцевал птиц на том же самом восточно-балтийском маршруте, хотя и гораздо северней, у нас на восточном берегу Ладоги, в местечке Маячино. И как сказал мне один их местных спецов, «Орнитологов бывших не бывает».


Более того, мы ещё отвлекли от работы ЗИНовского паразитолога, как раз обрабатывающего свежий улов. В садке – дубоносы, вооружённые мощным клювом, которым они щёлкают вишнёвые косточки. Занятные птички, каких у нас на севере почти не встретишь.


Самая высокая точка косы – высота Эфа. Иногда говорят о «дюне Эфа», но это не совсем правильно. Дюна называется Ореховой, и это одна из самых крупных дюн Европы, а имя Эфа носит её вершина – 55 метров над уровнем моря. Здесь также оборудована туристическая тропа со смотровыми площадками.


Пейзаж так вполне пустынный (подтверждаю, как бывавший в пустыне), только что вместо саксаулов – сосны и ивняк.


Когда давным-давно я бывал в Кимиреккумах в Туркмении, в подобных песках мы регулярно встречали маленьких, но очень ядовитых змеек под названием эфа. Так вот к «высоте Эфа» они никакого отношения не имеют. Высота названа в честь дюнного инспектора Франца Эфа, который занимался закреплением песков при помощи связок прутьев, называемых «фашинами» (ударение на И). А вы думали, откуда «фашизм»?  На самом деле, не совсем отсюда. Оба слова происходят от латинского «фасция» - связка. От него произошло и немецкое “Faschine”, попавшее в русский язык, и название итальянской организации «Фашио ди комбантименте», «Союз борьбы», от которой и почерпнули своё название печально известные сторонники национального единства. Ну а фашины на дюнах можно видеть до сих пор.


Ездя по облесённой Куршской косе, мы как-то не очень осознаём, что ещё пару веков назад тут был практически голый песок, но так было не всегда. В средневековье коса была тоже покрыта лесом, который в течение нескольких веко свели практически под ноль, начав восстанавливать только в редине XIX века, коий процесс и возглавлял Франц Эф. Динамику облесённой площади, кстати, вполне характерную для восточной Европы (лесная площадь в Подмосковье, например, изменялась почти так же), можно наблюдать на схеме в музее.


Сейчас просторы косы выглядят примерно так. Это вид с высоты Эфа на север, к посёлку Морской у самой границы. Там, за мысом, уже Литва.


Ещё одна козырная достопримечательность, куда привозят туристов, и где оборудованы специальные тропы – так называемый танцующий лес. Лес, как я уже поминал, тут сажали в прошлом столетии довольно активно, и основной породой являлась нетребовательная к почве сосна. На 37-м километре косы имеются посадки сосны со странно искривлёнными стволами. Встретить в монокультуре одно странное дерево – это не удивительно. Но тут искривлены практически все посадки.


Иные вообще завиваются петлями.


Чёткого объяснения, как так получилось, нет. Я не трогаю легенд о прусском князе-язычнике, который сватался тут к прекрасной христианке, и потребовал показать ей могущество христианского бога, заставив деревья танцевать (посадке не так много лет, как нетрудно заметить). Кто-то объясняет это грибковым заболеванием, известным, как «сосновый вертун», кто-то – деятельностью гусениц бабочки побеговьюн зимующий, отгрызающим почки возобновления сосны, после его ей приходится расти из боковых почек.


В любом случае, больше нигде такого в массе наблюдать не удалось. А тут характерные искривления имеются и у молодых особей сосны.



В чём секрет Куршской косы? Думаю, не только в песке и соснах. Есть что-то волшебное в узкой полоске суши, проходящей прямо по царству Посейдона. Слева вода, и справа вода, а тут идёт дорога. В едином направлении, как вся наша жизнь.

2 комментария: