четверг, 31 мая 2018 г.

Новгородский детинец

С Новгородом интересно получилось. Пожалуй, из всех интересных российских городов этот мне был стабильно наиболее интересен. Сначала как древняя полулегендарная столица, потом как памятник Всемирного Наследия ЮНЕСКО. Тем удивительней, что проживая довольно близко к Новгороду, я до сих пор там ни разу не был. Вот такая загогулина: область почти соседняя, но из транспортного сообщения имелся только поезд «Мурманск – Минск», ходящий не каждый день, да ещё и не по самому удобному расписанию. И так бы я ещё долго собирался, кабы в прошлом году, совершенно неожиданно, из Петрозаводска в Новгород не пустили электричку. Вот так вот. Не было даже автобуса, а тут целая электричка, и даже каждый день. Несмотря на скептическое к этой инициативе отношение, народ начал  пользоваться неожиданным благом. Зимой в Новгород смотались всей семьёй на выходные Кремнёвы, потом – шеф с внуками, а на прошлой неделе – ещё одна дама из нашей лаборатории.


Дальше терпеть не было никакой возможности. Я купил билеты на новгородскую «Ласточку» (к моему удивлению, они почти вдвое дешевле, чем на питерскую «Ласточку», хотя в Новгород поезд идёт на час дольше), забронировал на две ночи гостиницу (что тоже вышло дешевле, чем я думал) и в пятницу после обеда ломанул на юг, вдоль Волхова. Прогноз погоды был замечательным, и он сполна оправдался. Я намотал по городу и окрестностям не один десяток километров, сделал кучу отличных снимков (а ещё больше не сделал) и, несмотря на отдельные накладки, вернулся в ночь на понедельник с кучей впечатлений и в самом позитивном расположении духа. Сразу по свежаку выкладываю итоги. Сегодня – рассказ о Новгородском Кремле.

Старый Новгород расположен на реке Волхов немного ниже её истока. Место, куда перенёс свою ставку Рюрик в IX веке, сейчас находится за городом, на правом берегу выше по течению. Однако довольно скоро город перекочевал на левый город, к тому же сдвинувшись по реке вниз. Чем-то мне это напомнило Прагу, центр которой тоже переехал с Вышеграда на правом берегу в Градчаны на левом и ниже по течению. Слово «кремль» новгородцы, правда не использовали, называя свою крепость «детинцем», намекая на внутреннее положение этой части в утробе города, который всегда был больше. Собственно, и в фасолевидной форме Новгородского детинца есть что-то от зародыша. Кремль окружают каменные стены с кирпичной облицовкой, а на стене – девять башен. Когда-то было двенадцать, но в XVIII веке три из них рухнули, причём ни одну восстанавливать не стали. Вместо этого в стене сделали вот такие полукруглые ворота, находящиеся ровно друг напротив друга с западной и восточной стороны.


У западных ворот, через которые входит большинство посетителей, находим гранитные плиты, поясняющие, что мы на территории памятника ЮНЕСКО.


Ну и, как водится, ров, в котором вода теперь бывает после дождя.


Большинство башен имеет простую прямоугольную форму. Например, вот эта Владимирская башня на северном конце детинца.



 Но есть пара исключений. Башня со странным названием «Кокуй» при Петре I была надстроена двумя восьмериками, в результате смахивает на башни кремля Московского.


Есть и две круглые башни, например, Митрополичья.


Первое, что мы видим, войдя в западные ворота – длинное и высокое здание Епархиального дома начала XX века. Впрочем, епархии оно принадлежало совсем немного. После революции в нём обосновалась областная филармония, которой здание и принадлежит до сих пор.


Там где здание филармонии заканчивается, с противоположной стороны улицы, в самом центре Детинца стоит памятник «Тысячелетие России». Ну, про него можно много фактов сказать: 15,7 метров высоты, 65,5 тонн бронзы, 128 фигур, как действительных исторических личностей, так и аллегорических. Некоторые деятели повторяются дважды на разных ярусах. Красиво, оригинально, но печать политической конъюнктуры времён своей постройки несёт. Понятно, что критерии выбора фигур не бесспорны. Но если Тарасу Шевченко (в первоначальном проекте он, оказывается, был) делать на монументе и впрямь особо нечего, то вот Ивана Грозного на памятник не поместили зря. Зато есть сразу три литовских князя и куча церковных деятелей, имена которых современному светскому гражданину России ничего не скажут. Ну, что поделать, авторы хотели показать Россию в лицах, а объективного критерия для отбора этих лиц нет и быть не может. Да и год призвания на престол мифического Рюрика в качестве года основания Руси тоже не самая бесспорная дата. Кстати, именно она написана на щите Рюрика в среднем ярусе памятника. STO с титлом – это 6370. Если считать от Рождества Христова, то 862 год.


Второй недостаток этого памятника, на мой субъективный взгляд, заключается в том, что его поставили «лицом» на север. Ну, тут сразу не скажешь, где именно лицо, но видимо, там, куда направлены лица фигур, а также плоскость креста на верхнем ярусе. Куда шагает осеняемый ангелом Пётр I. В итоге как его ни снимай в дневное время, будет против света. Повыбвав бы!


За монументом располагается здание Присутственных мест, в настоящее время, ещё один музей. В него я, правда, не ходил, ограничившись тем, что снял бронзового льва на крыльце.


Зато ходил в Софийский собор, главный храм Новгорода и один из старейших храмов России, построенный примерно в 1050 году.


В соборе есть несколько интересных деталей. Тут расскажу про несколько из них. Во-первых, крест центрального купола. Присмотритесь внимательно. Видите, на кресте сидит птица?


Хотя это замечаешь не сразу, она неживая. Это фигура голубя, отлитая из свинца. По легенде, в 1570 году, когда Иван Грозный (которому потом не нашлось за это места на памятнике) учинил над жителями Новгорода кровавую расправу, на крест сел голубь, да от страха увиденного окаменел. Так и сидит на кресте, и пока он сидит с Новгородом ничего не будет. Впрочем, в войну голубь падал. Вместе с крестом. Кстати, крест так и исчез, и нашли его только в 2002 году ажно в Испании, куда его увезли солдаты «Голубой дивизии». Оригинальный крест теперь стоит внутри собора, а это – копия.


Западная сторона собора, так называемая Корсунская паперть. Во-первых, сразу обращает на себя внимание кусок, который явно пытались расписать. Только одна беда: на новгородском песчанике краска держится довольно скверно. Собственно, даже с нынешними технологиями побелку на церквях приходится регулярно подновлять. Средневековым мастерам это также не удалось. Роспись была давно замазана побелкой и нашли её почти случайно при реставрации. Побелку сняли. К сожалению, реставрация «по науке» предполагает только обновление сохранившегося, дорисовывать же фрески, от которых мало что осталось, никто не стал.


Не менее интересны ворота под этой фреской. Ворота бронзовые, с обилием фигурок и надписями, как на латыни, так и на русском языке, явно заграничного происхождения. Про них есть сразу несколько легенд. Во-первых, говорят, что их привёз из Корсуни (Херсонеса, то бишь) князь Владимир. Эта легенда опровергается тем, что на воротах изображены два католических епископа XII века: Вихман Магдебургскй и Александр Плоцкий. И судя по годам их жизнедеятельности, ворота были сделаны где-то в 1152-1156 годах. Тем не менее, одно из названий этих ворот «Корсунские», хотя внутри собора есть ещё одни старинные врата с таким же названием.
По второй легенде (особенно приятной для меня) эти ворота привезли из шведского епископского двора в Сигтуне карелы, бравшие Сигтуну в 1187 году. В Википедии указано, что эта версия относится к XIX веку, однако ж там же указывается, что в XVII веке, в смутное время и сопутствовавшую шведскую оккупацию Новгорода король Густав II Адольф пытался вернуть их в Швецию. Правда, таки непонятно, что на шведских воротах делает польский епископ.
Наконец, по третьей версии, ворота была сделаны в Магдебурге немецкими мастерами как раз для собора в Плоцке. Поляки их так и называют, Плоцкие врата. Они даже сняли с ворот точную копию, которая с 1981 года установлена в Плоцке. Однако, эта версия никак не объясняет, как ворота оказались в Новгороде.


Но зато практически точно известно, кто эти врата изготовил. Для того, чтобы это узнать, надо рассмотреть низ левой створки. Там, справа и слева прикреплены две фигурки с весами и клещами в руках, подписанные на латыни, как «Риквин» и «Вайсмут». Ну а посередине, между сценой грехопадения и сценой сотворения Евы из ребра Адама, стоит третья фигурка, подписанная уже по-русски «Авраам». Возможно, этот Авраам был сослуживцем Риквина и Вайсмута, а может, он жил века спустя и тогда собирал ворота, попавшие в Новгород.


Врата выходят на площадку, известную, как Владычный двор. Тут сразу куча интересных сооружений. Крыша на газоне впереди покрывает руины палат Василия Калики XIV века, старейшее сохранившееся гражданское здание Новгорода. После реставрации здесь предполагается открыть ещё один музей. Здание на заднем плане состоит из нескольких зданий. Во-первых, это Владычная или Грановитая палата XV века (крайняя справа), затем это Иоанновский корпус конца XIX века(левее), затем – надвратная церковь Сергия Радонежского XV века (трудно понять, что это церковь, поскольку главку с неё сняли). Ну и наконецЮ, самое приметное здание – сорокаметровая восьмигранная Часозвоня XVII века.


Это не совсем иллюзия, вызванная широкоугольным объективом. Часозвоня, действительно, имеет заметный крен на северо-запад. Коллега Пизанской башни.


Говоря о древностях, надо учитывать, что за проше6дшие века всё это много раз перестраивалось и переделывалось. Отличную иллюстрацию можно найти прямо тут, на стене так называемого Никитского корпуса. Заметно, что окна в стене закладывали, потом прорубали новые, другой формы и в другом месте. А реставраторы, как это у них водится, просто подновляли старинные останки, где это можно.


С востока от собора, у противоположно стены располагается звонница, перед которой установлены несколько колоколов с трудной военной судьбой. Крайний слева пробит снарядом. У следующего, большого, оторвали уши, когда после оккупации его выдёргивали из раскопа, где он пролежал войну, при помощи танка. Что поделать, эвакуировать большие тяжёлые колокола было почти невозможно. А колола поменьше уехали в эвакуацию, где тоже потерялись в суете военного времени, и их нашли только в конце века.


Ну и напоследок кинем взор на Кремль со стороны реки с Горбатого моста. Тут видно и звонницу, и Софийский собор, и крышу бывшего духовного училища, ныне музыкального колледжа. А ещё видно водяные ворота, через которые вёл к реке крытый ход, ведь при осаде горожанам тоже надо было набирать воду.



Ну а за реку мы пойдём в следующий раз. Оставайтесь с нами!

Комментариев нет:

Отправить комментарий