суббота, 25 сентября 2021 г.

Шапада дуc Веадейрус, тропа 1. Водопады

 История освоения нынешнего севера штата Гояс начинается с середины XVIII века, когда в верховьях реки Токантинс было основано поместье под названием Фазенда Веадейрус, где в скромных объёмах разводили скот, выращивали пшеницу и кофе, и так, в общем, продолжалось до начала XX века, ибо так продолжалось почти во всём Гоясе. В 1912 году тут побывала геологоразведочная экспедиция, исследующая месторождения горного хрусталя. Именно эта экспедиция и основала знакомый нам Сан Жоржи. Впрочем, судя по всему, тут геологи ничего особенного не нашли, так что регион продолжил своё дремотное существование. В 1961 году, когда у затопленной долины реки Параноа уже возводились дворцы новой столицы, президент Жуселину Кубичек подписал декрет № 49.875, согласно которому 625 тысяч гектар к северу от столицы отводились под новый национальный парк с названием Токантинс. Потеря Кубичеком президентского поста, а затем и общественного влияния привели к тому, что новооснованный парк тут же начали кромсать, в результате чего от него остались всего около 10% изначальной площади. От реки Токантинс парк оттеснили к 1972 году, в результате чего он сменил название, и получил теперешнее имя. Слово «Шапада» можно перевести, как «плато», и это, действительно, возвышение на Бразильском нагорье, именно тут находится высшая точка Гояса, 1784 метра над уровнем моря. Сам парк и его природа были оценены натуралистами довольно высоко, так что в 2001 году он, вместе с национальным парком Эмас на юго-западе штата получил статус объекта Всемирного Наследия ЮНЕСКО, став шестнадцатым объектом Всемирного Наследия в Бразилии. Собственно, так он и возник на моём маршруте. Забегая вперёд, скажу, что в 2017 году парк был существенно (примерно в три раза) расширен, правда, за счёт территорий к востоку и северу от Алту Параизу на другом конце парка.


Визит-центр Парка находится прямо за околицей Сан Жоржи, в паре сотен метров от развилки, через которую мы в прошлом посте шли любоваться закатом. Вот теперь тут повернём, наконец, направо, чтобы выйти к визит центру, где прежде, чем мы войдём, нас подвергнут довольно серьёзной подготовке. Кроме уплаты входного взноса, нас отправят посмотреть короткий, но информативный фильм по технике безопасности в парке, а затем заставят заполнить форму, где среди обычных данных (имя-фамилия, возраст, номер телефона, маршрут, на который выходишь) надо, например, указать координаты родственников или знакомых, с которыми надо будет связываться в случае чего. Я бывал в десятках национальных парках и заповедников, кое-где надо было записываться на входе, но вот так серьёзно, как в Шападе дус Веадейрус, к этому нигде не подходили.


Тут же, как и полагается в визит-центрах, можно почерпнуть кое-какие общие знания об объекте. Доступная для самостоятельных прогулок часть парка лежит в долине реки Риу Прету, Чёрная река, притока Токантинса. Здесь есть три публичных тропы. Одну их не трогаем, она длиной всего 800 метров и идёт к запруде на речушке под названием Сериема, туда народ просто ходит купаться. Более длинные тропы называются тропа водопадов и тропа каньона, их длина 10-11 километров.


Немного подумав, решаю начать с тропы водопадов, показанной на схемах (и размеченной в натуре) жёлтыми стрелками. Она немного короче (10 километров), но труднее. Видите, на карте под схемой нарисован горизонтальный профиль тропы? Здесь мы далеко не на высоте 1784 метра (эта точка расположена где-то на востоке парка), но начав с высоты около 1000 метров, мы спустимся вниз, в долину, примерно на 250 метров. А потом, соответственно, надо будет подниматься.


Тропа, как я уже сказал, размечена. Вот указатель примерно в начале пути, где тропы ещё не разошлись. Нам сегодня по жёлтой стрелке. До saltos, то есть водопадов, примерно 4,5 километра.


Визит-центр с его вознёй, остался позади. Самое время вдохнуть воздух поглубже, и познакомиться с биомами серраду. Помнится, когда я перед поездкой занимался португальским языком по ускоренной методике Петрова, там в группе имелась некая всех раздражавшая актриса, которая везде лезла со своими комментариями, и которой доводилось побывать в федеральной столице Бразилии. Не сморгнув глазом, она заявила, что Бразилиа был построен в пустыне. Это совсем не так. Серраду – совершенно особый биом. Иногда его называют «американской саванной», но это тоже не совсем корректно. Серраду напоминает и саванны, и австралийский буш, и сухие тропические леса. Здесь есть участки травяной растительности, что любопытно, при этом практически нет крупных пастбищных млекопитающих. Как же они держатся в устойчивом состоянии? Расскажу ниже.


Деревья и кустарники также являются важным компонентом в серраду.



В местах, где имеется вода, например, у ключей в подножьях скал или в долинах рек формируются настоящие колки. Нам, где есть водносный слой находится глубоко, растут пальмы вроде уже знакомой нам бурити.


А здесь в серраду имеются временно заливаемые в сезон дождя участки, через которые проложены мостки.


Тем, кто бывал в топических бушах, знакома странная жизненная форма, которая в английском языке называется grass-tree, не то трава, не то куст, не то дерево: что-то напоминающее осоковую кочку, растущую на одревесневающем стебле.


Подобные растения в серраду представлены родом веллозия (Vellozia), которое когда-то относили к лилейным, но сейчас выделили в отдельное семейство совсем из другого порядка, встречающееся, в основном в Южной Америке, но также на Мадагаскаре, в материковой Африке, на Аравийском полуострове и даже один вид в Китае. Но род веллозия встречается почти только в Южной Америке.


Если верить табличке, то веллозии, обильно растущие по сторонам от тропы, относятся к виду Vellozia variabilis. А я бы на этом фото обратил внимание на следы огня на стволе. Да, серраду, как австралийский буш и некоторые биомы Северной Америки регулируются пожарами. Раз в несколько десятков лет они должны гореть. Как раз в 2017 году в Шападе дус Веадейрус бушевали пожары, которые, впрочем, происходили явно в результате поджогов. Считается, что так местное фермерство протестовало против заповедования территории, произошедшего в том же году.


Цветы веллозий очень красивые, и впрямь напоминают какие-то амарилисовые. Вообще выражение flor do cerrado, цветок серраду здесь является почти именем нарицательным. В серраду, особенно в дождливый сезон очень много красивых цветов. Но и в сухой есть, на что посмотреть. 


Довольно часто в серраду можно видеть яркие крупные цветы, напоминающие о шиповнике. Но это не шиповник, и никак с ним не связано. Это кильмейера (Kielmeyera rosea) из небольшого тропического семейства калофилловые.


А вот это растение определить не удалось. Практически наверняка оно относится к семейству мальпигиевых (Malpighiaceae), но по фото определить не получается. Я нашёл в интернете два фото, явно показывающее то же (или близкородственное растение), но на одном оно было неверно определено (растение с таким названием выглядит совершенно по другому), а на другом оно было подписано просто как «жёлтый цветок серраду». Тупик-с.


Вот этот куст тоже явно из мальпигиевых, но его определить можно и не пытаться.


По-видимому, Mimosa claussenii – мимоза Клауссена. Вот так выглядят настоящие мимозы. Несколько отлично от серебристой акации, которую традиционно называют «мимозой» у нас. Род мимоза в тропиках довольно обычен, стыдливая мимоза – обычный сорняк в тропических широтах.


Представитель экзотического семейства вохизиевых, собственно, вохизия (Vochysia ellyptica) или пау-досе, «сладкая палочка». Растение лекарственное, плоды вохизии – популярный фрукт. Кстати, плоды серраду не менее популярны, чем цветы серраду. В Сан Жоржи мне доводилось видеть (и пробовать) линейку производимого в Гоянии мороженого с плодами серраду.


Воображение очень возбуждает вот этот двухметровый инопланетный «одуванчик». Название у него тоже инопланетное, чикитанский пепалантус (Paepalanthus chiquitensis).


Пепалантусы относятся к семейству шерстестебельниковые (я не шучу!) и растут в Южной Америке, Африке, а также в Японии и на Мадагаскаре. Пепалантус чикитанский – самый крупный, встречается в Бразилии, Боливии, Колумбии и Венесуэле.



За животным миром серраду надо смотреть больше в ночное время или рано утром, когда, к сожалению, доступ в парк закрыт. Днём здесь можно увидеть только многочисленных ящериц.


Километра через четыре тропа выводит нас на уступ скал, с которого открывается вид на лесистую долину реки Риу Прету.


Сама Риу Прету отсюда кажется почти пересохшей, но это абсолютно ложное впечатление.


А вот, внимание! Точка, обозначенная на карте, как Salto 120 m. Больший (и нижний) из двух водопадов Сальту ду Риу Прету.


Подойти к нему ближе, правда, нельзя, там высоченный обрыв.


Тропа выводит нас к руслу реки. Как полагается, над водопадом она разливается ровным спокойным плёсом.


А вот к малому водопаду (Salto 80 m) подойти совсем не трудно. Больше того, в заводи под ним можно купаться, что я и сделал.


Жалко, что пришёл я в первой половине дня, когда солнце светило в самую камеру. Я пробултыхался там часа два, но, увы, так и не дождался, чтобы солнце продвинулось к западу достаточно, чтобы осветить водопад, как надо. К вечеру туда надо всё же приходить.


После длительного отдыха начина медленный подъём. Пока не назад, а вдоль русла реки, ещё к одному аттракциону под названием “Corredeiras”, то есть, пороги.


Тут высота падения воды совсем небольшая, да ещё под порогами вода Риу Прету разливается в природный бассейн.


Это тоже популярное место для купаний. Но в инструктаже, который был перед выпуском на тропу, мне особо запала одна фраза: в случае, если начинается дождь, надо как можно скорее покидать речную долину. Ибо ленивая ласковая речка в дождь моментально вздувается и превращается в ревущий поток, который запросто унесёт тебя нафиг сперва в малый водопад, а затем – в большой. 200 метров падения в сумме.


На порогах я тоже проторчал больше часа, ну и, естественно, спалил себе плечи и шею (туловище то было, в основном, в воде, а вот верхняя часть высовываясь. Ну, что ж, это со мной бывало весьма часто. Возить с собой в аптечке декспантеноловую мазь я начал только несколько лет назад, а пока что, по возвращению в Сан Жоржи, пополнил свою коллекцию гелей от солнечных ожогов. Где-то флакончик, привезённый из Бразилии, до сих пор стоит.

4 комментария:

  1. Здравствуй, Сергей.
    Мне очень понравились черные скалы у водопада.
    Они на самом деле черные, или только на фото?
    А растение с желтыми цветочками... я думаю, что это
    Bunchosia glandulosa
    научное название: Bunchosia glandulosa (Cav.) DC.
    синоним: Malpighia glandulosa Cav.
    Ботаническое семейство: MALPIGHIACEAE
    источник информации: http://www.tramil.net/en/plant/bunchosia-glandulosa.
    Правда, на ваших фото не видны листья этого растения, но мне каким-то чутьём показалось, что это оно.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Ирина.
      Не, скалы довольно светлые, и я думал, что даже по фото это видно. Просто они а)мокрые, б)в тени.
      Да, цветы похожи, но, увы, они похожи у всех мальпигиевых с жёлтыми цветами. А вот соцветие у бунхозии не похоже совсем: у неё довольно плотные кисти, а моего растения - рыхлый щиток с длинными узлами. Я уже подозревал и Heteropterys byrsonimifolia, и Byrsonima crassifolia. Нет, не то.

      Удалить
    2. Как я поняла, в Бразилии много цветов "не обозначенных" )))
      Новые мутации в последние десятилетия?

      Удалить
    3. Здравствуйте, Ирина.
      Что-то я вашего комментария не понял. Что значит "не обозначенных" и кто должен цветы (или цвета?) обозначать. И причём тут мутации?

      Удалить